Воспоминания об отце Александре

Назад

Слово Высокопреосвященнейшего Софрония

Твой путь, ходящий в законе Господнем, весьма видим. Богомудрый царь и пророк Давид говорил: «Человеку 70 лет жития». Ты почти в меру возраста этого достиг, но дела не закончил, еще много было дел и много еще будет. Ты чувствовал встречу с Господом, Воскресшим Господом, Который убеждал, что и мы воскреснем во славу Его. Трагический случай вырвал тебя из наших рядов, мы осиротели — не только паства Преображенского Собора, но и вся Кемеровская и Новокузнецкая епархия. Ты был душой Епархиального Совета, ты был душой всего Епархиального Собрания. Ты вносил много важных инициатив, которыми мы руководствовались. Я многому поучался от тебя, а если сказать, до архиерейского чина я учился у тебя и был доволен, что вместе с тобой Господь сподобил служить и в Новосибирске, и в других местах.

Длинный путь ты прожил, скорбный путь, впереди тебя шел Христос с Крестом, а ты за ним безропотно, безропотно — повторяю несколько раз это слово. Потому что так благочестивые родители в тебя вложили: Иоанн — отец и мать — Анна. И не только тебя, но и всех своих деток они воспитали в законе Господнем, за что в трудные годы советской власти получили название «врагов народа» — название приписанное. Это были благочестивые труженики во славу Господню. Ты шел старшим в семье, шли младшие, потом внуки твоих родителей и все — стезями Божьими. И все отличились благочестием, бескорыстным служением Церкви.

Ты не хотел просто прозябать на родительских хлебах в трудные годы социализма, который бурно развивался. Ты пожелал идти в Духовную школу, и тебя родители благословили. А первой Духовной школой твоей была Одесская духовная семинария, которую ты окончил блестяще в 1960 г.

Ты женился. Легкий жребий священнослужения и вместе с тем тяжелый ты принял после семинарии. Но твой душевный порыв, желание духовно возрастать, желание вести за собой многочисленную паству побудили тебя поступить в Московскую духовную академию. Ты и ее блестяще окончил.

Потом выходишь на поприще большого церковного служения. Служишь 5 лет в большом, обширнейшем Красноярском благочинии, который по территории вмещает всю Европу, и там ты показываешь очень и очень хорошие труды и примеры. Со слезами красноярская паства с тобой прощается. Ты едешь по благословлению правящего архиерея в Томск и там 10 лет служишь под присмотром очень и очень тяжелого уполномоченного, бесчувственного человека, который говорил, что церкви нельзя строить и не будем строить. Только тогда можно будет, когда «на моей ладони вырастет волос». Я думаю, что все понимают, с кем ты встретился, ведь тебя выживал этот уполномоченный.

Тебя принял Новосибирск, ты стал секретарем Епархиального управления, стал любимцем правящего архиерея, митрополита Гедеона, который посылал тебя на ответственные задания по церковным делам. И ты блестяще справлялся с этими послушаниями и привозил Владыке радостные вести. Я могу об этом свидетельствовать, я вместе с тобой служил. Мы дважды с тобой менялись секретарской должностью, когда власти в чем-то тебя ущемляли. За миссионерские дела тебе пришлось претерпеть и узы, но милостив Господь, Который дозволял тебе и там приходить в Церковь и совершать Божественную Литургию. Начальство колонии тебя уважало и любило, ибо ты был незаслуженно там помещен. И я на суде свидетельствовал, что я всегда готов отдать свое место настоятеля и секретаря тебе.

Ты был непререкаем в служении, по тебе равнялись другие священнослужители. И куда бы мы не приезжали, правящий архиерей благословлял тебе экспромтом сказать слово перед паствой на богослужении. Ты блестяще справлялся, никогда не отказывался, у тебя слова «нет» никогда не было. Ты стал изнемогать здоровьем, ибо крест священнослужителя очень тяжел.

Только представьте, 10 выпусков протоиерей Александр выпустил из Училища! Он создал его. Получил в аренду здание под училище, где воспитывались наши священнослужители и регента. Всё успешно шло, всё утешало нас. Выпуски нас радовали, но силы твои, дорогой, изнемогали. Я налагал на тебя очень много обязанностей. И не только я, но и всё священноначалие, с которым ты встречался; как уже описал я твой крестный путь. И храм Христа Спасителя, который сейчас в Орджоникидзевском районе не закончен, ведь твоя инициатива была. Ты даже по образцу храма Христа Спасителя рисовал макет и мне показывал и убеждал, что это надо сделать, с чем я конечно, бесспорно согласился. Училище укреплялось, выпуски увеличивались, и ты добился получить от Владимира Георгиевича Лаврика целое здание ПТУ для того, чтобы можно было учить больше молодежи.

Ты оставляешь меня, ты оставляешь причт собора, ты оставляешь прихожан, но дело твое будет продолжаться в семени твоем. Я сейчас как бы из твоих рук передаю твоему чаду протоиерею Владимиру Пивоварову Указ о назначении его исполняющим обязанности настоятеля Спасо-Преображенского собора г. Новокузнецка.

Дорогой наш собрат, почивший о Господе! Ты ничего с собой не взял, ты не обременил никого; а то что мы приехали — мы приехали воздать тебе честь и славу. Ты даже бренное тело свое не оставил, сохранив душу Господу. Я думаю, что по молитвам Церкви — священнослужителей, иерархов — Господь примет твою душу по слову богомудрого царя Давида: «Блаженны непорочные, ступившие на путь славы Божией». Ты преставился в пасхальные дни, над тобой будут возноситься молитвы пасхальные в надежде воскресения вместе с Господом нашим Иисусом Христом.

Я распорядился, чтобы церковный совет во главе с и. о. настоятеля протоиереем Владимиром Пивоваровым на том месте, где произошла авария, поставил мемориальную часовенку с неугасимой лампадой.

Молитвенно желаю тебе Царствия Небесного. Прости меня, дорогой. Вечная память! Царство Небесное!

Источник: «Отец Александр: воспоминания о митрофорном протоиерее Александре Ивановиче Пивоварове» / Гл. ред. — Карышев К.Л. — Новокузнецк: Сретение, 2008. — 248 с.

Назад