Тексты

Из интервью с отцом Александром Пивоваровым (записала Г. Преображенская)

В чем наше спасение?

— Наше спасение в послушании Богу, в послушании Матери-Церкви, в пребывании в добром и мирном состоянии. Спасение наше и в чтении Священного Писания. Мы исповедуемся и причащаемся, посещаем болящих, помогаем им, так выполняя каждый свой долг, выполняя то, что нам дано свыше, мы спасаемся.

Чем еще спасется женщина? Чадородием. Этим она выполняет священный материнский долг. Она рожает детей и этим  выполняет Божье предназначенье. Она любит мужа, трудится и воспитывает детей.

Бог ничего не возлагает на нас сверхъестественного. Наше спасение, в том, что мы выполняем  предназначенный нам Богом закон. А если человек живет беззаконно, не выполняет свой долг, не стремится исправиться, не раскаивается, то он не может спастись, так как  нарушает главнейшие  положения Священного Писания. Никто не может спастись, если он нарушает возложенные на него Богом священные обязанности.

Каждый должен служить в том положении, в каком Господь его поставил: царь — в царском, раб — в рабском, воин — в воинском служении, а генерал — в генеральском чине. Господь не спросит со священника то, что Он спросит с градоначальника, и с судьи не спросит Он то, что спросит с воспитателя. Каждый за свое служение, если он несет его честно, искренне, добросовестно, если просит у Бога благословения, причащается, он будет спасен.

Ваше отношение к юмору, шутке, анекдотам.

— Конечно, и анекдоты знаю. Бывая в разных коллективах, слышишь их вольно и невольно. Интереса они для меня никакого не представляют. Сейчас для любителей такого веселого жанра их печатают, классифицируют. В данном случае, на мой взгляд, человек «от жира бесится», так как нечем ему себя серьезным занять. Безобидная шутка, юмор у меня, наверное, в крови. Я очень часто люблю пошутить, что иногда люди не понимают, недоуменно смотрят. Видимо, их смущает, что священник шутит.

Но надо помнить, что шутки могут приводить и к недоброму. Для шуток надо знать место и время, чтобы не обидеть кого. Шутить не запрещено. Но для «строгих верующих», которые, наверное, святее, как говорят католики, Папы Римского, это все неприемлемо. Они всегда носят маску строгости, святости, словно херувим суровый стоит, наблюдает  и изгоняет из рая всякого, позволившего шутку. Я думаю, это не в духе Христа, не в духе истинно святых людей. Ведь по-доброму шутили даже оптинские старцы.

Сейчас многие ругают секты. Но сектанты тоже читают священное писание и также зовут к христианским добродетелям, так о каком же вреде идет речь?

— Действительно, очень много сейчас и новых течений религиозных, и старых, христианских. Библию они действительно читают, но многие просто прикрываются Библией и на основании библейских стихов преподносят себя как самых близких к Богу людей. Это свойственно всем сектантам. Тысячи разных сект — и каждая из них претендует на истину в последней инстанции. Разумный человек должен себя спросить: как же не заблудиться в таком количестве церквей? По Священному Писанию должна быть одна Церковь. Вера истинная та, которая принадлежит Господу, остальные — заблуждения.

К примеру, возьмем одну из сект и рассмотрим ее. Сейчас недалеко от Минусинска живет новоявленный «Христос» — Виссарион. Личность известная. Был художником — оформителем, милиционером, потом вдруг ему представилось, что он ни больше, ни меньше, а посланник Христа. Организовал вокруг себя общину по примеру Христа, назначил ближайших апостолов и объявил себя спасителем  людей. Кто читает Евангелие, тот знает, что Иисус Христос предупредил о появлении лжехристов. Страшно, что находятся  люди, которые верят им, соблазняясь их образом жизни: не едят мяса, масла, яиц, одной травой питаются. Люди продают свои квартиры, отдают вожакам все деньги и затем просят милости у родственников, чтобы взяли на содержание. И так многие попадают в кабалу. Раньше за такое шарлатанство судили, но сейчас кто как может, обманывает. Жертвы обмана сами приходят, сами просятся, сами отдают деньги. Таким образом, создается община, типа коммунистической, где все работают на одного.

Печально, что прикрывается все это религией. Не зря служил этот вожак Виссарион в  милиции. Понял, как людьми надо управлять. Земные титулы его не устраивают, пришло разочарование. И вот он объявил себя сыном бога.

Другая секта — «Свидетели Иеговы». Американец Чарльз Рассел, сын торговца,  решил порвать с адвентистами, основал свой журнал «Сторожевая Башня» и стал толковать Библию, написав приложение к ней — «Ключ к Библии». Но за годы многое изменилось, и  представители  этой секты перестали читать эту книгу, не печатают ее, так как в ней много явных ошибок.

Люди должны обратить внимание, что фамилии предводителей подобных сект далеки от русских, славянских. Это часто американцы или евреи, которые, не найдя признания в своей стране, решают обосноваться в других странах. В Израиле «свидетелей» ненавидят и преследуют больше, чем христиан. «Свидетели Иеговы» не принимают Христа, как Бога, для них Он — творение Божие. Они, например, утверждают, что человеку нельзя переливать кровь. Они не участвуют в выборах и власть, как таковую, не признают, кроме своих вождей. Они, скрывая свою истинную суть, приходят к людям под видом оказания помощи в решении их проблем и в итоге наносят непоправимый урон. Их, «спасенных», избранных иеговистов, будет, утверждают они, 144 тысячи.

Судя по их публикациям, вакантных мест «на спасение» осталось лишь 8 тысяч. В нашем Кузбассе в их число, говорят, входит только один человек, да и тот сидит в тюрьме. Они убеждают наивных людей, что если они будут ходить, брошюры раздавать, то получат преимущества: станут кандидатами на спасение. Социальным служением иеговисты не занимаются. Вся задача их — ходить и раздавать брошюры, находить новых членов секты. И во всем идет ссылка на Библию. Проповедуется утопический рай, типа коммунистического: ни богатых, ни бедных, все равны и всего вдоволь. Главное для них — пообещать бесплатную кормушку.

Еще одна секта — «Сайентология». Вожак, вновь американец — Рональд Хаббард. Вернулся со Второй мировой войны психически неуравновешенным человеком. Фантаст. Понял, что надо организовать свою религию. Умозрительно создал псевдонауку, при помощи которой, по его мнению, можно легко управлять заводами, фабриками, и организовал Хаббард-школы и колледжи. Теперь в них обучают, как  использовать карму для достижения своих целей и  строить свои отношения со Вселенной.

Во многих сектах обычно существует военная дисциплина, есть свои боевики, свой суд. Они хотят господствовать во всем мире и учат управлять людьми, по-военному налаживая дисциплину. У них отсутствует свобода личности, самосознание. Человек теряет свою личную волю и все за него решает вожак. В нашем городе не одна семья разбита сектантами. Из Америки, Кореи, Швеции к нам едут «умные люди», там их слушать не очень-то хотят. В России они начинают проповедовать «живого бога». Нашу молодежь они завлекают музыкой. Собирают обязательные десятины с каждого.

Материально помогают им западные центры. Начальная цель у них известна: переодеть всех русских в западные кафтаны американского образца, но затем и душу  вложить нерусскую, а там, глядишь, и вся Россия распадется. Люди в подобных сектах воспитываются в преклонении перед западом, им  внушается нелюбовь к своему, отеческому, российскому, к своим корням и традициям.

Если индейцы даже в резервациях стремятся сохранить свои обычаи и традиции и тем они выживают, сохраняя себя, как национальность, то нам, русским, не пристало терять свое лицо. Земля русская до тех пор будет непобедима, пока она будет хранить единую веру предков — Православную. А если поделят нас на разные религиозные общества, государство само по себе распадется. Люди в религиозных спорах и войнах сами себя уничтожат. Секты, прикрываясь именем Бога, как Гитлер в свое время, идеологически разделяют людей. Православная церковь всегда проповедовала любовь к стране, отчизне, людям, к старшим и родителям. Православная церковь будет всегда иметь объединяющее, воспитательное и созидательное значение для человечества.

Если у человека имеются вопросы по конкретной секте, можно прийти в Православную церковь, где будет оказана духовная и разъяснительная помощь. Мы не советуем, сломя голову, бросаться в секту, изменять нашей вере, вере наших предков.


«Будь покорен властям, над тобою поставленным», — утверждает Библия. А как быть, если начальник — откровенный дурак или хуже — преступник?

— Трудная ситуация. Наверное, что мы заслужили, то и получили. Как говорят, каждый народ достоин своих правителей. Революционным путем, при помощи оружия, никогда ничего достигнуть нельзя. Не признавать этого, значит, поощрять новый бандитизм, призывать к оружию, к свержению неугодных. Цивилизованный путь — это путь просвещения и возрождения. Это долгий путь. Если каждая мать, каждый священник, и каждый учитель воспитают несколько достойных граждан, целеустремленных к созиданию, к труду, к честности, из них будет слагаться новое общество. И зло, и добро укрепляются благодаря нашему участию.

Каждый волен выбирать свой путь. Можно уволиться и не терпеть дурного руководителя. Не можешь уйти — терпи. Ты за его действия не отвечаешь. Если  начальник жесток, не милосерден, он ответит перед Богом. Но есть и прогрессивные формы борьбы — собрания и профсоюзы, где мы можем излагать свою точку зрения, переизбирать начальников или просить помощи у коллектива. Мы должны уметь достойно защищать себя, а не раболепно подчиняться — нас к этому приучила наша система воспитания. Православная церковь учит людей быть добрыми, любить ближнего, она дает государству самых верноподданных тружеников, воспитанных граждан.

Как помогает Спасо-Преображенский собор обездоленным и бездонным?

— Собор, прежде всего, духовно окормляет, морально всех поддерживает и наставляет. Вся деятельность православной церкви  есть социальное служение людям. Поэтому церковь оказывает помощь больным — в больницах, заключенным — в темницах, страждущим — в храме. При церкви есть столовая, где питаются нуждающиеся; иногда до ста человек и более в день. Среди питающихся есть и голодные дети, и взрослые — мы никому не отказываем в помощи. Но накормить, вероятно, легче, труднее направить человека на путь добра и истины, научить думать и заботиться о себе. Страшно то, что многие деградировали и откровенно не желают трудиться. Если накормят «за так» — чего трудиться? Душа болит о том, что человек мог бы трудом себя прокормить, но ему легче подаяния просить.

Людям неловко отказать, этим и пользуются любители легкой жизни. Затем начинаются оргии, пьянство беспробудное. Тяжко видеть этих людей, дошедших до самого дна.

Церковь могла бы и больше помогать обездоленным, но для этого необходимы помещение, средства. Поскольку церковь  должна обеспечивать себя всем сама, мы еще не в состоянии, как столичные храмы, содержать больницы, школы, дома престарелых. Это остается в наших планах на будущее.

Что значит «любить ближнего» и можно ли любить преступника?

— Любить человека заповедал нам Господь. Человек создан по образу и подобию Божию. Каждый человек есть живая икона Бога. Православные верующие почитают иконы, благоговейно прикасаясь, целуют, потому что в них отражается образ Божий. Мы выражаем нашу любовь подобным образом к самому Богу. То же самое можно сказать о человеке. Любой человек — это образ Божий, поэтому к нему следует  относиться с любовью. Икона, написанная хорошим иконописцем,  наиболее правильно отображает черты первообраза. Но она также может быть написана «богомазом» — человеком непрофессиональным, «ремесленником». И выходит из-под его кисти тоже образ, но уже искаженный. Опытный человек всегда отличит руку мастера от руки дилетанта. Когда в себе грехами мы образ Божий растлеваем, то мы этот образ как бы искажаем и резко начинаем отличаться от светлого лика Божия. Но образ Божий все же остается в человеке, и мы человека, каким бы он ни был, обязаны любить.

Долг и жизненные реалии есть далеко неравноценные вещи. На словах — все братья, все ближние, но в жизни все гораздо сложнее. Надо конкретного человека любить, а некоторые люди, по нашему разумению, не достойны этой любви. Кто-то — лодырь, кто-то — пьяница, кто-то навлек на себя болезни своими распутными делами. К подобным людям у нас появляется отвращение, нежелание участвовать в их судьбах.

Но Господь подал нам пример христианского отношения к человеку. Фарисеи, мнимые праведники, гнушались общаться с грешниками, какими они представляли некоторых людей, но Господь в подобных случаях не стыдился, к примеру, трапезу разделить; выслушать и проявить сочувствие к женщине, которую камнями готовы были побить. Он своей чистотой, святостью, прикасаясь к ним, освящал их, и они переставали грешить. Его любовь возрождала грешников. Господь показал, как нам надо относиться к людям. И мы, подражая Христу, посещаем  зоны, тюрьмы, встречаемся с людьми, переступившими закон. Такие встречи приносят удовлетворение, как заключенным, так и священнику, так как преступник становится на путь исправления, ощущая искреннюю любовь к нему, у него появляется смысл жизни, и он находит силы начать новую жизнь. Надо ненавидеть грех, а человека жалеть. Правосудие воздает преступнику за его преступления.

На земле имеет право судить только судья. Мы же можем рассуждать, иметь свои понятия, но не можем судить. Только один Бог будет окончательно судить. Нам, обычным людям, это право не дано. А иначе мы бы друг друга могли переколотить и поубивать. Любовь — это средство защитить жизнь. Любовь животворит. Христианская любовь к человеку подразумевает разумное, полезное отношение к нему. Это не значит, что, к примеру, желающего выпить надо напоить водкой. Мы бы в этом случае только вред нанесли человеку, если бы выполнили это неразумное пожелание. Быть может, немало слез придется пролить и труда вложить в человека, чтобы его от этой страсти отвратить. Что этим нас заставляет заниматься? Любовь к человеку. Евангелие излагает нам законы нравственного поведения. Грех надо ненавидеть, а человека, впавшего в этот грех, надо жалеть, любить, наставлять на путь истины.

Такое впечатление, что попрошайничество становится профессией. Просят и взрослые, и дети. Они учатся «без труда вылавливать рыбку из пруда». Трудоспособное население просит подаяние. Так подавать или не подавать?

— На этот счет существуют разные мнения. Самый легкий способ — подать монету и идти своей дорогой. Труднее избрать объект помощи, быть может, из двадцати только одного человека, попытаться человека наставить на другой образ жизни, путь труда и благочестия, чтобы человек мог своим трудом накормить себя.

Беда и трагедия наших дней в том, что попрошайничество в глазах общества перестало быть преступлением, как раньше. Сейчас множество детей приходит в людные места в расчете на жалость человеческую, а к этому их толкают родители — пьяницы, тунеядцы, в расчете, что ребенку всегда подадут. Родители затем забирают эти средства, пропивают, часть этих денег перепадает и детям «на сладости». Немногим позже эти дети начинают употреблять табак, алкогольные напитки — и вот уже готовы маленькие разбойники. Их цинизм, взрослый ум, хитрость и лукавство ужасают.

Быть может, не подавать им — это одна из возможностей направить их на путь нормальной жизни. Не следует детям подавать денег. Просят «на хлебушек» — подайте им хлеба. Но они в этом, как правило, не нуждаются. Такие дети хорошо осведомлены, когда в храме праздник. Они тут же выстраиваются вдоль дороги. В другие дни они занимаются промыслом в других людных местах. Потому нет греха не подавать им денег, а если они вызывают сочувствие, лучше им подать что-либо из еды. В таком случае мы поддерживаем их плоть, но душа их остается без поддержки. Печально, что растут тунеядцы, а там и до преступления не далеко.

Церковь находится сейчас в больших финансовых затруднениях, и, тем не менее, в наши планы входит открытие учебно-воспитательного заведения для детей, где они будут духовно окормляться. Нас в данном вопросе поддерживают как областная, так и городская администрации, только пора уже от слов переходить к делу.

Я неверующий, но я был бы рад получить доказательства существования Бога.

— Существование Бога, наверное, научным путем доказать сегодня можно. Но невозможно открыть окно и сказать: «Смотри, вот Бог, есть!». Не дано нам это. Бог есть Дух. Он не видим. Мы не видим мыслей своих, хотя знаем, что они есть. Не видим душу свою, хотя знаем, что она в нас. Только сердцем и душой можно ощутить Бога. Апостол Фома говорил: «Пока не вложу пальцы в раны Его, не поверю, что Он воскрес». Так и мы уподобляемся Фоме неверующему. Для того, чтобы поверить в Спасителя, надо избрать путь человека верующего и пожить жизнью верующего. Не будь противником Бога: не убивай, не кради, не прелюбодействуй... Но если ты не соблюдаешь заповедей Божьих, значит ты не чувствуешь и не признаешь Господа. И человек начинает думать: раз я Его не чувствую, то и не верую.

Сколько бы ни говорили: «Как прекрасна любовь!», но если нет в сердце человека любви, если жестокостью или воспитанием атрофированы его сердечно-душевные возможности, то подобному человеку невозможно доказать существование любви. Подобное происходит и с неверующими в Бога, и доказать здесь ничего нельзя. Но часто жизненные потрясения влияют на нас, наши чувства и веру. Начни жить в соответствии с заповедями Христовыми, и тогда чувство веры  придет. Потому и молимся мы: «Господи, дай нам веру, укрепи веру в нас!» Несомненно, духовное воспитание человека должно начинаться в детстве. Человеку, многие годы прожившему в неверии, сложно сегодня войти в ряды верующих, но возможно и необходимо. Вера — явление таинственное. В добрых людях Господь всегда пробуждает веру.

«Ударили по одной щеке по одной щеке, подставь другую». Это что, меня будут избивать, а я не должен даже сопротивляться?

— Может, и так. Возьмем в пример преподобного Серафима Саровского. Был он большим, крепким, сильным. Однажды на него напали три разбойника, стали требовать с него денег. Зная, что он очень уважаем и много ходит к нему людей, они предположили, что он богат. Преподобный Серафим мог легко их заставить обратиться в бегство, он держал в руках топор, мог, в крайнем случае, отбиться от них. Он же отбросил топор в сторону и сказал: «Денег у меня нет, пожалуйста, я в вашей власти, делайте, что хотите». Позже этих грабителей поймали, они покаялись.

Это испытание, попущенное Богом, преподобный Серафим принял, ибо он понимал, что Господь подобным образом проверил его святость. Он доверился Господу, принял Его, потому что он знал, что Господь хранит своих людей, что без ведома Господа и волос с головы человека не упадет. Отца Серафима жестоко побили, после чего он остался сгорбленным. Люди хотели разбойников наказать, но преподобный Серафим потребовал, чтобы их не судили, не мстили, а иначе он уйдет с этих мест. Он заставил людей оставить разбойников без наказания. Кротость, смирение и терпение проявил Серафим Саровский. Дьявол соблазнял, искушал, желая его заставить махать топором и, введя в грех, впоследствии всю жизнь каяться. Преподобный посрамил дьявола своим смирением.

Когда первосвященники спросили Господа: «Кто твои ученики и чему ты их учишь?», Господь ответил: «Пусть ответят те, кто слышал меня». Ответ Господа показался непочтительным, и слуга первосвященника ударил наотмашь Христа по щеке. Господь спросил ударившего: «За что ты меня бьешь, разве я сказал неверно?» Он не подставил другую щеку, он спросил: «За что ты бьешь?». Но часто в жизни ситуации бывают более сложные. Всякий взрослый, более сильный обязан защищать слабого и беззащитного.

Кто готов положить душу за других, тот и любит ближнего. Христианство не принимает толстовское учение о непротивлении злу насилием. Зло должно иметь законное наказание через суды и защиту ближнего. Потому человеку не запрещено защищать себя, но закон оберегает нас, чтобы защита не превысила необходимые меры, чтобы человек, защищаясь, сам не превратился в убийцу. Потому Господь призывает смирением обезоруживать своего врага. Горделивое кичение «кто больше? кто выше?» чаще всего и приводит к конфликтам и трагедиям. Если мы не будем пытаться скомпрометировать или обесчестить ближнего, так и с нами поступят.

Господь предупредил: «Какою мерою ты меришь, такою мерою и тебе отмерено будет». Мы часто так рассуждаем: «Я его только осудил, а он меня начал бить». Тут срабатывает принцип: что заслужил, то и получил. Доброе, кроткое, добросердечное отношение парализует врага. Христос умиротворяет весь мир. Тебе сказали, что ты плохой. Признай, что ты дважды плохой — и этим ты остановишь противника. Потому и сказано: «Ударили по одной щеке, подставь другую». Это одна из мер, при помощи которой Господь хотел бы остановить зло против чад своих.

Не кажется ли Вам, что иные властьпредержащие относятся к вере, как к моде?

— Каждый человек имеет все права. Нет такого положения, которое бы лишало человека возможности идти в храм. Мы не в праве другого человека судить. Когда власть имеющий относится к вере положительно, то это для многих полезно, для всего государства. Каждый волен использовать свою свободу, как пожелает. Веровать не запрещено, молиться — тем более.