Красноярск (1960-1965)

24 июля 1960 года, в день памяти святой равноапостольнойБлагочинный Красноярского благочиния протоиерей Вадим Красноцветов, иеромонах Серафим (Брыскин), иерей Александр Пивоваров княгини Ольги состоялось рукоположение Александра Ивановича Пивоварова во иерея к храму в честь Покрова Пресвятой Богородицы г. Красноярска.

В Красноярске было две православных общины — Покровская и Никольская. Никольский маленький деревянный храм на Никольском кладбище. Покровская община имела два храма: в центре города на ул. Сурикова — храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы и приписной Троицкий кладбищенский храм на Покровской горе (построен в 1848 г.) в Центральном районе. В Никольском храме служил один священник, а в Покровском храме — четыре. В воскресные и праздничные дни в Покровском храме служили две Литургии, так как храм маленький и низкий, как многие старинные приходские храмы в Сибири, а прихожан много. Здесь служил благочинный Красноярского благочиния протоиерей Вадим Красноцветов.

Затем было весьма скорбное событие — в 1962 году закрыли Покровский храм, под предлогом, что два храма одной общине иметь нельзя. Всю церковную утварь перевезли в кладбищенский Троицкий храм, а здание Покровского храма отдали скульпторам. Отец Александр, как и другие служители Покровского храма, переведён был в Троицкий. Служил там до 1965 года.

Красноярск — город большой, и верующих людей там всегда было много. Во всех храмах на службах было тесно, а когда закрыли Покровский храм, люди в Троицкий храм не могли все вместиться, и часто на праздники народ стоял вокруг храма на кладбище. Троицкий храм строился как летний храм, с высоким куполом. Для зимнего времени слева был пристроен придел и освящён в честь святителя Иннокентия, епископа Иркутского. В приделе были печи: одна в западной части храма и другая в алтаре справа — у стены Троицкого храма. Как войдешь в Троицкий храм, в самом храме слева была дверь в Иннокентьевский придел.

Когда закрыли Покровский храм, сделали в смежной стене две арки, чтобы люди могли стоять в храме и слышать-видеть службу и в Иннокентьевском приделе (обычно в седмичные дни и ранние Литургии), и в самом Троицком храме. Власти разрешили провести в храм центральное отопление, и тогда печь из придела убрали, а в алтаре одна осталась. Прохода из одного алтаря в другой не было. Чтобы что-то взять и перенести в другой алтарь, надо было пробираться сквозь плотно стоявшую толпу молящихся. Это было трудно и тем, кто шёл, и тем, кого беспокоили идущие. Так мучились года полтора и священники, и пономари.

Летом уехали в отпуск благочинный отец Вадим и отец диакон Иоанн, уехал на лечение и отец Иоанн Шишло. Отец Александр решил разобрать недействующую печь в Иннокентьевском алтаре и проделать проход между алтарями. Он вместе со своим родителем Иваном Григорьевичем, который был в это время пономарём, после вечерней службы оставался в храме. Когда все уходили, они принимались за работу. Печь разобрать было нетрудно, а вот со стеной пришлось потратить много сил. Стены старинные не только крепкие, но и толстые. Ночами работали, днем служили. Сами разбивали стену, сами всё выносили, сами всё мыли и наводили порядок. Успели оштукатурить и покрасить. Были рады, что Господь помог, и они всё сделали. Теперь молили Господа, чтобы не очень гневалось на них начальство.

Когда приехал отец Вадим, он прошёл в алтарь, всё осмотрел, остался доволен, что все хорошо, что без него ничего неприятного не случилось. Перешёл из одного алтаря в другой и назад, все радостно рассказывал о своей поездке, но вдруг остановился, замолчал. Ещё раз посмотрел кругом и сказал: «Что-то не так». Все замерли. Что будет? Потом он понял, что есть проход между алтарями и насколько это хорошо. За самовольство пожурил, но сильно не ругал; а только всё удивлялся, как за месяц такую работу сделали. А вдруг власти узнают? Но его успокоили, что в алтарь проверяющие не ходят и не знают, что тут есть, а чего нет. Да и так всем было понятно, что недействующая печь никому не нужна, а места в маленьком алтаре она  занимала много. Так было положено начало благоустроению храма Божия.

Красноярским властям очень не нравилась активная деятельность отца Александра, и они потребовали перевести его на другой приход.