Кузбасская Православная Духовная семинария

В Новокузнецке протоиерей Александр Пивоваров был настоятелем Спасо-Преображенского собора с 1 октября 1993 года.

Бесценен его вклад в дело возрождения Православия в Кузбассе и в России. Его подвижническими трудами и молитвами был возрожден Спасо-Преображенский собор и укреплялось Второе Новокузнецкое благочиние.

За тринадцать лет он не только отреставрировал и благоукрасил собор – один из древнейших храмов Сибири, но и открыл Новокузнецкое Духовное училище, а также пятнадцать новых приходов.

Организация училища была полностью возложена на него, и с этим послушанием отец Александр справился блестяще. Все эти годы он трудился в нем в качестве проректора.

На сайте Кузбасской Православной Духовной семинарии описывается летопись духовной школы: читать.

Хотелось бы вспомнить, с чего все начиналось.

А начиналась духовное просвещение в Новокузнецке в 1993 году с воскресной школы при Спасо-Преображенском соборе.

Из воспоминаний Лидии Константиновны Ломтиной

Отец Александр открыл воскресную школу... Мне опять очень повезло. Я вместе с Г.А. Ветровой и Л.А. Никоновой оказалась в числе первых учителей этой необыкновенной школы. Работали мы в ДК Алюминщиков. Условия были хорошие, детей много. Но надо было видеть, как отец Александр вел свой предмет «Закон Божий». Каждого ребенка погладит, возьмет за руку, усадит. Как горели детские глазки, когда он рассказывал им библейские истории. Такое впечатление, что дети даже не за знанием приходили к нему на урок, а «ловить благодать Духа Святого», что источал отец Александр.

(Источник: Отец Александр: воспоминания о митрофорном протоиерее Александре Ивановиче Пивоварове / Гл. ред. — Карышев К.Л. — Новокузнецк: Сретение, 2008. — 248 с.)

Из воспоминаний Любови Никоновой

С трудом поднимался тогда из руин Спасо-Преображенский собор в нашем городе Новокузнецке. 28 августа 1993 года открылась при соборе детская воскресная школа, которую возглавляла регент хора Спасо-Преображенского собора Галина Алексеевна Ветрова. Меня пригласили туда читать спецкурс «Православие и литература». Занятия школы проходили в ДК «Алюминщик».

У нас не было преподавателя Закона Божия. Все батюшки были заняты, перегружены. И мы с Галиной Алексеевной молились, чтобы Господь послал нам законоучителя.

В октябре 1993 года законоучитель действительно появился в нашей школе. Им оказался… протоиерей Александр Пивоваров, новый настоятель Спасо-Преображенского собора.

И началась захватывающая совместная просветительская работа. Вместе с детьми приходили на уроки и их родители или бабушки и дедушки.

А в возрождавшемся соборе отец Александр организовал чтения Священного Писания для всех желающих. Мы ходили на эти чтения, как на праздник. Все были томимы «духовной жаждой», стремились к христианской любви и истине, к богопознанию и богообщению. Становилась доступной Библия. В махине развалин Спасо-Преображенского собора, наперекор мертвенному холоду обнаженных кирпичей, вопреки сквознякам, веющим в сумеречных пустотах, ежедневно совершались богослужения. По воскресеньям, после утреннего богослужения, народ оставался с отцом Александром постигать Священное Писание.

Сидели обычно на досках в Иоанновском приделе. В оживающей церковной громаде держался запах промозглой сырости: ни цветы, ни ладан, ни воск тающих «от лица огня» свечей, не могли сразу залечить следов недавнего страшного запустения. Обстановка напоминала катакомбы первых христиан.

Но мы были счастливы: отец Александр читал и толковал Писание проникновенно, вокруг него светились молитвенным восторгом глаза собравшихся; религиозное чистосердечие, как прозрачное лекарство, наполняло многострадальный собор по самые своды.

… И это всегда была интонационно богатая речь. Необыкновенно выразительно звучал в его устах церковно-славянский язык. При чтении отцом Александром евангельских текстов, различных акафистов и канонов открывалась духовная красота, смысловая глубина и музыкальность церковно-славянской письменной речи. Он любил язык нашего православного богослужения и этой любовью делал его понятным для всех участников служб.

Любую площадку, беседу, встречу, он использовал для христианской проповеди, даже если перед ним было всего два или три слушателя. Потом они, кстати, быстро «прирастали» гораздо большим числом заинтересованных людей.

Из воспоминаний Галины Алексеевны Ветровой

… В 1994 году отец Александр готовился к открытию Духовного училища. Нужна была база, помещение, где можно было бы разместить училище. Было известно, что пустует здание бывшего детского сада, которое принадлежало КМК. В городе состоялось совещание на уровне городской и областной администрации, на котором присутствовали губернатор М.Кислюк и владыка Софроний. Решался вопрос о передаче помещения Духовному училищу. В повестку дня входила экскурсия по собору. Отец Александр поручил мне собрать детский хор на втором, еще не действующем этаже собора  и сказал: «Как только представители собрания будут подниматься на второй этаж, вы сразу начните петь».

И вот я выстроила хор, стоим, ждем. В незаклеенные окна разрушенного храма дует ветер, стены голые, разбитые… Пономарь дал мне знак, что идут, и дети запели. Спели мы несколько церковных песнопений, после чего со стороны присутствующих посыпались добрые слова благодарности и восхищения.

Позже батюшка мне рассказал, что до посещения собора на собрании в администрации говорить о передаче помещения под Духовное училище никто не хотел. А после того, как послушали поющих молитвы детей, все присутствующие проголосовали «ЗА» единогласно. Хороший батюшка был стратег, все просчитал… И я рада, что могла помочь ему и послужить большому делу.

Итак, помещение есть! Но будут ли ученики? Отец Александр дает объявление через газету, телевидение и другие средства информации, в котором были названы день и время записи желающих поступить в духовное училище. Это еще не экзамены, а только предварительное прослушивание, собеседование.

Отец Александр поручил это дело мне и Любови Алексеевне Никоновой. Был сентябрь 1994 года. Мы с Любовью Алексеевной просидели весь день на Энтузиастов, 19, но молитвами батюшки желающие учиться шли, записывались. Их было больше, чем теперь — чувствовался религиозный подъем. Я проверяла их музыкальные способности, а Любовь Алексеевна вела собеседование. Составили список, отдали батюшке. Теперь он владел информацией, кого предстоит учить. Встал следующий вопрос — кто будет учить студентов? Из Тобольска приехали Ангелина Александровна и Сергей Борисович Толстокулаковы, привезли учебные планы, программы, необходимую литературу — у них ранее уже был наработан опыт преподавания на регентско-псаломщическом отделении.

После осмотра классов состоялся наш первый педсовет, на котором присутствовало пять человек: отец Александр, Ангелина Александровна, Сергей Борисович, Любовь Алексеевна Никонова и я.

Ангелина Александровна познакомила нас с учебным планом, то есть, какие предметы должны изучаться в Духовном училище. Подбор педагогических кадров для регентского отделения батюшка поручил мне  еще до приезда Ангелины Александровны. Сказал: «Ты местный житель, город знаешь, людей знаешь…».

Тогда же на педсовете мною был предложен предполагаемый состав преподавателей. Для пастырского отделения преподавателей подбирал сам отец Александр.

Назначен был день вступительных экзаменов, педсовет шел своим чередом. Вдруг  резко открылась форточка и подул ветер. Я сказала, что этот ветер перемен подул. Батюшка часто шутил сам и принимал шутки других. Все делал легко, без напряжения, не показывал вида, если болел, и никогда не жаловался. Для регентского отделения нужны были музыкальные инструменты. Батюшка просил везде, где можно, и ему жертвовали. Мне довелось поехать с ним к заведующей районным отделом культуры Т.И. Цукановой. Она приняла нас у себя на квартире, угостила чаем. Никто не мог сказать батюшке слово: «НЕТ», наверное, потому что он сам никогда не говорил этого слова. Бывало, обратится к нему кто-нибудь с какой-либо просьбой, а он, если чувствует, что человеку не надо то, что он просит, опустит голову и промолчит или кивнет: мол, ладно, видно будет. Помолится, и все само собой как-то разрешалось.

Так, с 1 октября 1994 года начались занятия в духовном училище. Первый год его существования был особенным. Во всем чувствовалась благодать, радость общения, совместной молитвы, общей трапезы. Все делалось по благословению батюшки…

Из воспоминаний протоиерея Владимира Пивоварова

Осенью 1993 года, когда я был уже на четвертом курсе, отец переехал в Новокузнецк и принял полуразрушенный Спасо-Преображенский собор. В это время в разговорах по телефону со мной он часто говорил о том, что желает видеть нас с сестрой Ангелиной в Новокузнецке, что надеется в следующем 1994 году открыть в этом городе  Духовное училище с пастырским и регентским отделением, а нас видит своими помощниками в этой работе.

28 сентября владыка Софроний издал Указ об открытии Новокузнецкого Православного Духовного училища, в котором были обозначены должности владыки  как Ректора, отца Александра — проректора, моя — инспектора, сестры — зав. регентским отделением. Отец не только нашел здание, но и поставил это училище полностью на баланс полуразрушенного еще Спасо-Преображенского собора. Это были подвижнические годы. Много миссионерских проектов по больницам, зонам, селам, в СМИ, концертов, изданий книг, дисков, нот, открытий новых храмов, и часто все это держалось на голом энтузиазме. Отец был полностью поглощен службой, работой, и все старались подражать ему в ревности.

Особенно трудные были первые три года жизни училища. Было тяжело строить собор и полностью обеспечивать духовную школу. Зарплаты были почти самые низкие в епархии, но все горели, вдохновляемые личным примером отца.

Из воспоминаний Сергея Борисовича Толстокулакова

Если, описывая биографию отца Александра, не указывать конкретно место очередного его служения в городах Томск, Тобольск, Новокузнецк и пр., то можно очень легко повториться в фактах восстановления очередного храма, выражениях «работал восемнадцать часов в сутки», «работал на износ», «подготовил столько-то молодых людей к пастырскому служению», «столько-то возвратил из сект в лоно православной церкви» и т.д. А сколько он душ человеческих обратил к Богу? Кто это сможет вообще сосчитать?

Период Красноярска похож на период Новосибирска. «Томск» похож на «Тобольск». «Тобольск» похож на «Новокузнецк». Не говоря уже о том, что начало восстановления Тобольской семинарии и основание Новокузнецкого училища во многом просто идентичны. Идентичны тем, что, как говорят строители, весь «нулевой цикл» строительства обеих духовных школ, самый тяжелый, реально лег и в Новокузнецке, и в далеком суровом Тобольске на плечи протоиерея Александра Пивоварова.

Все строители знают, что после «нулевого цикла» — фундамента и первого этажа — уже не так трудно и дорого строить остальные этажи любого здания. А если эту «стройку» первые восемь лет, как в Новокузнецке, финансирует лишь один собор, который сам нуждается в восстановлении, в реставрации?! В котором нет поначалу ни административного здания, ни столовой, ни гаражей, ни нормального туалета? И этот собор должен содержать духовное училище! Хочется, чтобы читатели задумались об этом и наглядно все это представили. Очень хочется!

Да, как похожи начало Тобольской семинарии и начало Новокузнецкого Духовного училища! Правда, учащиеся Новокузнецкого училища уже, слава Богу, не спали под двумя матрацами, спасаясь от лютого холода, и не таскали на свирепом морозе тяжелые бревна, как их предшественники по учебе в Тобольске. В Новокузнецке учащиеся регентского класса уже не сидели на уроках в шубах, грея свои руки у электрообогревателей, поставленных на каждом столе...

Слава Богу, в Новокузнецке уже никто не поджигал здание, плеснув, возможно для гарантии, бензина, когда уснул у входа утомленный учащийся-вахтер (помнится, звали его Виктор, учился он на регентском отделении), как это было в Тобольске... Быть может, в этом и все отличия? В Новокузнецке был тот же сумасшедший ритм жизни, какие-то полуфантастические планы о духовном учебном заведении, хотя годы отца Александра уже давали о себе знать, опять очередной прекраснейший собор... А еще конференции, диски, печатные издания, просветительские концерты хора собора (за первые пять лет их было более ста), фестивали... Кто реально и материально явился их вдохновителем и организатором? Коллектив работников Спасо-Преображенского собора во главе с его настоятелем протоиереем Александром Пивоваровым…

Из воспоминаний Галины Ивановны Кушнир, администратора НПДУ

… Было очень трудно в период становления Духовного училища. Нужно было укреплять материальную базу, доставать продукты для питания учащихся, находить благотворителей, которые могли бы материально поддержать училище. Иногда мы унывали, а батюшка, укрепляя нас, говорил:

— Маловеры, если Господу угодно училище, то оно будет стоять. Надо молиться и во всем полагаться на волю Божию. Тогда и помощь не замедлит.

И действительно, вскоре находились добрые люди, которые жертвовали училищу талоны на уголь, их уже можно было обменять на продукты.

Новое помещение под училище (на «Белых домах») мы получили в разрухе. Я недоумевала, как это можно поднять? С чего начинать? Переезжать на окраину города не хотелось. Пока мы ломали голову, как да что, батюшка уехал в Подмосковье и занял там должность директора православной гимназии.

За то, что батюшка согласился временно осуществлять общее и духовное руководство подмосковной школой, оттуда каждый месяц на счет духовного училища поступала внушительная сумма денег, которая и шла на восстановление здания.

Поставили окна, двери, произвели монтаж водопроводной и отопительной систем. Появилась сантехника, и помещения стали пригодны для учебы.

Из слова Высокопреосвященнейшего Софрония, сказанного на отпевании протоиерея Александра Пивоварова

… 10 выпусков протоиерей Александр выпустил из Училища! Он создал его. Получил в аренду здание под училище, где воспитывались наши священнослужители и регенты.

И храм Христа Спасителя, который сейчас в Орджоникидзевском районе не закончен, ведь твоя инициатива была. Ты даже по образцу храма Христа Спасителя рисовал макет и мне показывал и убеждал, что это надо сделать, с чем я конечно, бесспорно согласился. Училище укреплялось, выпуски увеличивались, и ты добился получить от Владимира Георгиевича Лаврика целое здание ПТУ для того, чтобы можно было учить больше молодежи.

За годы служения в Кузбассе отец Александр неоднократно представлялся к высоким церковным и светским орденам.

В 1997 году управляющий Кемеровской епархией Высокопреосвященнейший архиепископ Софроний (Будько) представил протоиерея Александра Пивоварова к высокой Патриаршей награде — праву служения Божественной литургии при открытых Царских вратах до «Отче наш…».

Из последних наград ему были вручены медаль «За веру и добро» и медаль «За особый вклад в развитие Кузбасса».

Благочинного второго Новокузнецкого округа протоиерея Александра Пивоварова высоко ценили и глубоко уважали губернатор Кузбасса А. Г. Тулеев и глава Новокузнецка С. Д. Мартин.

В своем прощальном слове глава Новокузнецка Сергей Дмитриевич Мартин выразил искреннее сожаление по поводу внезапной смерти отца Александра, так как он потерял ревностного помощника в воспитательной, образовательной, социальной деятельности.

Сергей Дмитриевич назвал отца Александра священником не просто приходского масштаба, и даже не городского, а областного. Можно добавить, что и сибирского. Ведь батюшка служил в храмах Красноярска, Томска, Новосибирска, Прокопьевска, Ачинска, Енисейска, Колывани, Тобольска, Омска, Новокузнецка. И в каждом из этих городов остались воспоминания о нем, запечатленные в храмах и сердцах.

Кузбасская Православная Духовная семинария