глава 2_2

ГЛАВА 2

КУЗНЕЦК ПРАВОСЛАВНЫЙ: ХРАМЫ, ПРИХОДЫ, ПРИЧТ

2.2 Жемчужина «сибирского барокко» церковь Одигитриевской иконы Божией Матери

Появление шедевра сибирского барокко в Кузнецке иОдигитриевский храм к середине ХIХ века. Священноцерковнослужители и паства в третьей четверти XIX в. Жертвователи Фамильцевы.Приход в конце ХIХ – начале ХХ веков.

 

Появление шедевра сибирского барокко в Кузнецке и Одигитриевский храм к середине ХIХ века. Церковь Одигитриевской иконы Божией Матери – второй по значению храм в религиозной жизни Кузнецка и Кузнецкой земли. Деревянная церковь известна с 1676 г. К семидесятым годам XVIII в. деревянный храм был настолько ветхим, что зимой шла служба при промерзших и заиндевевших стенах, сильные порывы ветра, как уверяли прихожане, были способны задуть свечии лампады (78).Приходская община принимает важное решение о строительствекаменной церкви.

Для полученияблагословенияна каменную постройку прихожаненаправляют прошение в Кузнецкое духовное правление, которое ведёт переписку с Тобольской консисторией. Предварительные согласования шли два года и, наконец,церковь была заложена 22 мая 1775 г.по благословению преосвященного Владимира, епископа Тобольского и Сибирского, освящена в 1780 г.по благословению того же владыки. Каменноекрыльцо и ограда устроены кузнецким купцом Илией Ивановичем Ивановским (79).

Церковные отчеты начинались, как правило, следующим образом: «Построена… тщанием прихожан и других многих доброхотодателей, а в особенности купца Иоанна Дмитриевича Муратова» (80). Предки И. Д. Муратова были простыми крестьянами, выбившимися в купцы благодаря своим способностям и трудолюбию. Они занимались торговлей, прежде всего зерном,в 1760-е г.уже проживалив Кузнецке и вскоре получили билет третьей купеческой гильдии. Как грамотного и состоятельного человека, прихожане выбирают Ивана Дмитриевича старостой деревянной Одигитриевской церкви.

В Иркутске И. Д. Муратов договаривается сискусной артелью каменщиков во главе с «уставщиком» Почекуниным о приезде в Кузнецк (81). Иркутские мастера представляли самоеоригинальное в провинции направление «сибирское барокко» (82). В 1750–70-х гг. в «сибирском Париже» – Иркутске в стиле барокко было возведено девять шедевров: Владимирская, Вознесенская, Знаменская, Крестовоздвиженская, Тихвинская, Троицкая, Чудотворская, Спасская церкви, Богоявленский собор. Одигитриевский храм Кузнецка стал достойным наследником иркутского барочного стиля. Место для каменной Одигитриевской церкви было выбрано на небольшой возвышенности перед оврагом р. Картасской. В современном Кузнецком районе Новокузнецка это Картасская улица.

И. Муратов оказался отличным организатором, он подыскал место на берегу р. Казачьей с подходящей глиной для производства кирпича специально для строительства храма. Пожертвования кузнечан через кружечный сбор надежно контролировались от необдуманных трат И. Д. Муратовым, который лично внес на строительство 400 рублей.

Кузнецк не мог похвастаться большими купеческими капиталами, тому есть объяснение. Город находился в стороне от торговых путей, не было Гостиного двора, но это был действующий центр юга Западной Сибири. В 1864 г. в Кузнецке уже зарегистрировано 32 капитала второй гильдии и выдано 72 свидетельства для мелкойторговли (83). Как правильно отмечает В. П. Бойко, «…по своему составу кузнецкие купцы были в этот период однородны в национальном и религиозном плане – все русские и православные, по происхождению они были в большинстве своем крестьянами, людьми зрелого возраста и обремененными большими семьями. Нетрудно представить, что уклад жизни у них был строго патриархальным, хозяйство обширным и многоукладным, а менталитет базировался на традиционных народных ценностях и начальном, чаще всего домашнем образовании» (84).

Здание строилось двухэтажным, нанижнем этаже –престол во имя Святого Великомученика Георгия, на втором– во имя Пресвятой Богородицы Одигитрии. Одигитриевская церковь возводиласьв 1775–1780 гг.Состоялось её торжественное освящение по полному чину, осуществлённое кузнецким заказчиком протоиереем Ефимием Викуловским (85).Описание храма можно найти в работах А. С. Шадриной (86).

Церковь расположена от ТДК в 400 верстах, и с местным благочинием в одном городе. Ближайшие церкви городские–Спасо-Преображенский собор, кладбищенская Успенская и Христорождественская села Подгороднего. Из ведомости о Градо-Кузнецкой Одигитриевской церкви за 1861 г. узнаём, что «зданием каменная, двухэтажная, с таковою же колокольнею, крепка». Штатпричта определен следующим образом: священник, диакон, дьячок и пономарь (87).

Пахотной и сенокосной земли отведено 99 десятин, но план на землю в 1864 г. временно отсутствовал. В 1869 г.на эти земли уже имелась межевая книга и план, выданные Барнаульским горным правлением от 14 декабря 1867 г. (88).В 1864 г. дом у священника, диакона и пономаря были собственные. Дома у священника Е.И.Тюменцева и пономаря Д.И.Окарикова собственные, а у дьякона В.Н.Курбаковского (89) и дьячка Ф.Е.Виноградова – общественные.Содержание священноцерковнослужителейружное, скудно (90).

Приписная церковь находилась в деревне Атамановой в память Успения Божией Матери. Часовен в приходе имелось пять, а именно: в г. Кузнецке во имя святых мучеников Флора и Лавра, дер. Феськовой во имя святых Апостолов Петра и Павла, дер. Воробьёвой во имя святого Архангела Михаила, дер. Пучеглазовой в память Покрова Пресвятой Богородицы, дер. Абинской во имя Святителя Чудотворца Николая (91).

Исповедные ведомости с 1803 г., кроме 1813 и 1822 гг., «хранились вцелости» (92). Опись церковному имуществу имелась с 1815 г. и была вновь составлена в 1857 г. Приходорасходные книги о свечной и церковной суммах с 1809 г.велись исправно.Копии метрических книг с 1802 г.«хранились в целости», кроме 1813 и 1822 гг.Обыскная книга, выданная за шнуром и печатью Кузнецким духовным правлением 25 июля 1857 г. и скреплена присутствующим иереем Павлом Стабниковым. На 1864 г. собственного при церкви училища не было, а в г. Кузнецке находились училища: для девочек, приходское и уездное. В приходском и женском училищах священник Евгений Тюменцев с февраля 1863 г. добровольно, без жалования, преподавал Закон Божий, а в уездном училище с 26 июля 1864 г. был назначен законоучителем, с получением в год 200 рублей серебром от казны (93).

Священноцерковнослужители и паства в третьей четверти XIX в. В 1852 г.приход Одигитриевской церкви возглавил молодой священник Е. И. Тюменцев (94).Евгений Исаакович Тюменцев получил образование в Тобольской духовной семинарии и покинул её стены в 1852 г. с дипломом по первому разряду. Священническое служение он начал в Барнаульском округе, где зарекомендовал себя с положительной стороны. Способности иерея Евгения были оценены и уже через несколько месяцев его определяют настоятелем Одигитриевской церкви в Кузнецке. Эта церковь стала для отца Евгения «духовным кораблем», в котором он прослужил сорок лет.

В 1850–60-е годы пастырская деятельность Е. И. Тюменцева оценивалась прихожанами с положительной стороны. Батюшка организовал великолепный церковный хор, а во время торжественных богослужений в Одигитриевском храме он привлекал талантливых детей, с которыми он дополнительно занимался музыкой. Он писал и произносил проповеди на достаточно высоком уровне, что было отмечено Томским епископом Платоном.

В 1881 г. за особенное усердие в проповедовании слова Божьего и отлично ревностное исполнение пастырских обязанностей отец Евгенийбыл награждён наперсным золотым крестом.

В отчетах по кузнецкому благочинию священник Евгений Тюменцев имел самые лучшие отзывы о своей деятельности (95).  Характеристика иерея Евгения начала 60-х годов из клировых ведомостей, данная благочинным: «Поведения отлично хорошего. Богослужения во все воскресные, праздничные, а весьма часто и простые дни совершает неупустительно, как службу в храме Божием, так и требы в приходе совершает с благоговением, прихожан поучает с усердием, трезв, скромен, кроток и весьма рачителен к благолепию храма» (96). В этой характеристике прослеживаются такие черты (97)  , обращаясь за поддержкой в ТДК. В 1885 г. протоиерей Евгений Тюменцев утверждается в должности благочинного. На новом поприще он руководит следующими делами: завершает строительство часовенИверской иконы БожиейМатери и святых мучениковФрола и Лавра, новых молитвенных домов, церковно-приходских школ по деревенским приходам (98). О значительном духовном влиянии отца Евгения во всей округе говорит и рост обращений прихожан за советом даже дальних деревень. Всем своим образом жизни отец Евгений являл личный пример для прихожан.

Отец Тюменцев почти профессионально увлекался пчеловодством. Есть мнение, что он являлся передовым пчеловодом и садоводом в Кузнецком крае. Добротная усадьба Тюменцева на берегу Иванцевскойпротоки с декоративными кустарниками и цветником славилась на всю округу. Он был постоянным подписчиком журнала «Вестник садоводства», ведя активную переписку с известными российскими садоводами, изучал флору юга Кузбасса. Священник Тюменцев был членом-корреспондентом Императорского Петербургского ботанического общества.

В личной жизни о. Евгения не все складывалось благополучно, как хотелось бы. В 1878 г. появился на свет долгожданный сын, но младенец скончался от болезни на первом году жизни.

В городском пожаре 1884 г. полностью сгорел его дом. Трудно было воспитывать пять дочерей. В 1880 г. он лично крестил незаконнорожденного сына своей старшей дочери Екатерины.

Настоятель Одигитриевского храма Евгений Исаакович Тюменцев кроме своих непосредственных обязанностей исполнял должность «градского депутата и увещателя» и учителя «Закона Божия» с 1864 г. в Кузнецком уездном училище. Педагогическая деятельность отца Евгения была вполне успешной. Он, как было отмечено, не отличался суровым характером и многие «безобидные» шалости ученикам прощал, часто не доносил о них училищному начальству. Познания по его предмету у учащихся были вполне удовлетворительны, что отмечалось инспекторскими проверками. К нравственному авторитету о. Евгения, его человеческому доброжелательству учащиеся относились сочувственно и с пониманием.

Роль священника Евгения Тюменцева в жизни одного из известных русских писателей известна и достаточно изучена, написаны сотни страниц о жизни и окружении Ф. М. Достоевского в Кузнецке. Достаточно упомянуть имена таких авторитетных исследователей, как А. С. Шадрина и М. М. Кушникова. Надеюсь, что автору этой книги удастся внести свою скромную лепту в некоторые вопросы достоевсковедения и музееведения.

В газете «Восточное обозрение» от 8 января 1905 г. была опубликована следующая заметка: «Кузнецкий кор. «Сиб. В.» предлагает устроить в Кузнецке «музей Достоевского», в котором может найти место имеющаяся у одного из кузнечан автобиография Достоевского, подаренная самим писателем венчавшему егосвященнику» (99). Выходит, что ещё зимой 1905 г. в Томске и далёком Иркутске знали о том, что общественность Кузнецкажелает открыть музей Ф. М. Достоевского. Это первое свидетельство о попытке или намерении местной общественности организовать музей писателя в дореволюционном Кузнецке. Надеюсь, что краеведы, сотрудники Новокузнецкого литературно-мемориального музея Ф. М. Достоевкого сумеют установить имя кузнецкого корреспондента дореволюционной томской газеты «Сибирский Вестник», который один из первых от имени кузнецкой общественности предложил создать музей.

В фундаментальном труде «Загадки провинции» авторы делают предположение, что, скорее всего, письмо с автобиографией Федора Михайловича было утеряно в 1884 г. (100). М. М. Кушникова и В. В.Тогулев посчитали, что письмо сгорело в доме священника Евгения Тюменцева. Из газетной заметки «Восточного обозрения» видно, что данное письмо в 1884 г. не было утеряно, а ещё в 1905 г. находилось у одного из жителей Кузнецка.

Е. И. Тюменцев прожил 65 лет и умер в 1893 г. С согласия епископа Макария он был похоронен в ограде Одигитриевского храма. На похоронах присутствовало духовенство не только городского, но и сельских приходов, отпевал Евгения Тюменцева протоиерей В. Т. Минералов. Длительное время сохранялся дом Евгения Тюменцева, но в 1987 г. он был уничтожен.

О причте на 1861 г.известно, что в его составе были: священник Е. И. Тюменцев, дьякон В. Н. Курбаковский, дьячок Ф. Е. Виноградов, пономарь Д. И. Окариков. Дьякон Василий Николаевич Курбаковский дьяческий сын, в 1861 г. емутридцать один год.По исключении из высшего отделения Томского духовного училища в 1849 г.он был направлен послушником в Архиерейский дом, 27 июля посвящен в стихарь Преосвященным Парфением. В 1851 г. Василия определяютпономарём к Градо-Томской Христорождественской церкви. 25 марта 1856 г. он рукополагается в диаконаепископом Парфением к Николаевской церкви Лактевского завода.9 мая 1859 г.дьякон Василий определён к Семипалатинской Воскресенской церкви.18 октября 1861 г. В. Н. Курбаковский переведён в Одигитриевский храм Кузнецка. Женат был надвадцативосьмилетней Александре Николаевне.

Дьячок Федор Евгеньевич Виноградов, дьяконский сын, двадцати четырех лет, холост. По исключении с высшего отделения Томского духовного училища Евгений 23 сентября 1854 г. определяется вБарнаульское ведомство в Анисомовское селок Пророко-Ильинской церкви на один год с получением полных доходов. 23 сентября 1855 г. он посвящается в стихарьепископом Томским Парфением, 8 сентября 1859 г. переведён на настоящее место (101).

Пономарь Дмитрий Иванович Окариков, пономарский сын, тридцать один год. По исключении с высшего отделения Томского духовного училища 31 октября 1850 г. определён в Кузнецкий Преображенский собор исправляющим должность дьячка для изучения причетнических предметов на один год с получением полных доходов. 3 декабря 1851 г. по испытании Дмитрий оказался «неисправен», оставлен ещё на один год в прежней должности.21 декабря 1852 г.владыкой Афанасием посвящен в стихарь,19 марта 1857 г.за неудовлетворительное поведение имеет взыскание (102).

Поведение причта Одигитриевской церкви за 1861 г.составил благочинный П.Стабников. Рассмотрим его характеристики. Градской Кузнецкой Одигитриевской церкви священник Евгений Тюменцев, 31 год. Поведения отлично хорошего.Богослужения во все воскресные, праздничные и весьма часто и прочие дни проводитсвоевременно.Службу в храме,  требы в приходе совершал с благоговением, трезв, скромен, кроток и весьма рачителен к благолепию храма (103). Дьякон Василий Курбаковский, 31 год,кисполнению должности ещё не прибыл. Дьячок Федор Виноградов, 24 года. Поведение хорошее. Характер добрый, к исполнению должности усерден, к старшим себя послушен, скромен. Пономарь Дмитрий Окороков, 31 год. Поведение довольно хорошее. Характер имел добрый, старшим послушен, но к храму Божию по лености своей не всегда усерден (104).

Получить место в причте Одигитриевского храма без протекции было затруднительно. Например, 6 февраля 1871 г. от состоящего на вакансии исправляющего обязанности псаломщика при Градо-Томской кладбищенской Вознесенской Церкви диакона Никанора Козырева последовало прошение епископу Платону следующего содержания: «При Градо-Кузнецкой Одигитриевской церкви диаконское место состоит праздным, покорнейше прошу Ваше Преосвященство Милостивейший Архипастырь и Отец определить меня на означенное место штатным диаконом. На сие мое прошение осмеливаюсь ожидать Милостивейшей резолюции». 8 февраля было принято следующее решение: «По малочисленности прихода при Кузнецкой Одигитриевской церкви диаконское место считать закрытым» (105).

Более удачным оказываетсязакончивший высший курс Томского Духовного училища Никандр Тюменцев, родственник священника Евгения Тюменцева. Он родился 22 сентября 1854 г. и проживал в Убинском селе Яйского округа Томской губернии, в котором при Николаевской церкви в должности дьячка служил его отец Евграф Тюменцев. В училище он поступил в 25 августа 1866 г. и окончил 27 июня 1874 г. В начале сентября 1875 г. он обращается с прошением к епископу Платону: «В Городе Кузнецке место псаломщика при Одигитриевской Приходской церкви состоит праздным. Покорнейше прошу Ваше Преосвященство меня определить в псаломщики на оное. При сем прилагая училищное свидетельство. Ожидаю Вашей Архипастырской резолюции» (106).

Любопытно обратить внимание на успеваемость этого молодого человека. Из семинарского свидетельства № 245 следует, что Никандр Тюменцев при способностях, поведения 4– очень хорошего, показал по следующим предметам успеваемость: Священной Истории Ветхого завета – 3 хорошо, Священной Истории Нового завета – 3 хорошо, Пространному Катехизису 2 – посредственно, Изъяснению Богослужения с церковным уставом 2 – посредственно, Языкам: русскому и церковнославянскому – 2 посредственно, греческому – 1 слабо, латинскому – 2 посредственно, географии 3 – хорошо, арифметике 2 – посредственно, нотному пению 4 – очень хорошо, чистописанию 3 – хорошо.

Несмотря на относительно слабые училищные знания 5 сентября 1875 г. Никандр в присутствии членов ТДК был испытан и оказался, что читает и поет удовлетворительно хорошо, краткий катехизис и Священную историю знает хорошо, пишет порядочно. Это подтвердила комиссия во главе с опытным кафедральным протоиереем Иваном Сухостаровым (107). При наличии вакантного места решением № 4575 от 9 сентября Никандр Тюменцев определяется к Одигитриевской церкви г. Кузнецка (108).

Начавшееся на рубеже 1860–1870-х годов сокращение штата церкви негативно сказывалось на его деятельности. Приведем в доказательство достаточно большой отрывок из рапорта на имя Томского епископа Платона от кузнецкого купца Илии Ивановича Ивановского,поданного 5 марта 1871 г. «При Градо-Кузнецкой Одигитриевской церкви издавна был хор певчих, управляемым кем либо из причта, но, с перемещением бывшего диакона Курбаковского на должность священника в Нарымский край, ни один из двух причетников, по незнанию, не может управлять хором. Один из певчих вашего хора Ф.П. Нешумов изъявил желание поступить псаломщиком к Одигитриевской церкви и как знающий в пении, управлять хором. Покорнейше прошу Ваше Преосвященство перевести означенного Нешумова к Одигитриевской церкви псаломщиком, вместо исправляющего должность псаломщика Владимира Красносельского, с тем, чтобы ему, Нешумову, в последствии занять должность диаконскую при той церкви, если он сей будет достоин. На что буду ожидать, вместе с прочими прихожанами Градо-Кузнецкой Одигитриевской церкви милостивейшей резолюции Вашего преосвященства» (109).

Ответ, содержащийся в резолюции № 555 от 11 марта 1871 г., оказался неутешительным: «Объявить просителю, что при Одигитриевской церкви по малочисленности прихожан и скудости средств содержания причта штат предполагается ограничить священником и причетником, но прихожанам представляется иметь на своем содержании вольнонаемных церковников, без участия последних в доходах причта положенного по штату» (110).

В 1861 г. приход состоял, если верить статистике, из 1861 человека (872 м.п., 989 ж. п.), проживавших в 169 дв. Городских прихожан было 736, 125 дв., из которых посоциальному положению: 17 статских, 20 разночинцев, 659 мещан, включая купцов, 37 поселян, 3 инородца. Сельских прихожан насчитывалось 1125, проживавших в 169 дв. В деревне Феськовой 229 заводских крестьян, 33 дв. В деревне Атамановой 358 прихожан в 58 дв., из них 331 заводских крестьян в 52 дв. и 27 инородцев в 5 дв. В деревне Воробьевой 142 прихожанина в 24 дв., из них 103 заводских крестьян в 17 дв., 39 инородцев в 7 дв. В деревне Пучеглазовой 108 прихожан в 12 дв., из них 87 заводских крестьян в 9 дв. и 21 мастеровой в 3 дв. В деревне Горбуновой 98 прихожан в 12 дв., из них 87 заводских крестьян в 10 дв. и 11 мастеровых в 2 дв.В деревне Абинской 165 прихожан в 30 дв., из них 27 заводских крестьян в 5 дв., 5 мещан в 1 дв. и 133 инородца в 24 дв. (111).

Жертвователи Фамильцевы. Список жертвователей в пользу Одигитриевской церкви постоянно пополнялся:вдова надворного советника Анна Николаевна Катанаева, инородческаявдова улуса Осиновского Анастасия Ивановна Куртегешева, купец Минусинского округа Гавриил Ананьин, кузнецкая мещанская вдова Мария Яковлевна Болиенова, вдова, титулярная советница Мария Семеновна Абрамова.По завещанию умершего кузнецкого мещанина Зиновия Львовича Фамильцева и умершей вдовы кузнецкой мещанской жены А. Ф. Зайковой на помин их душ и сродников имелось два билета от первого в 2500 рублей серебром, а от второй 500 рублей серебром (112).

В 1870 г. на средства купца И. И. Ивановского к Одигитриевской церкви пристраивается двухэтажный объём паперти, «… церковь вся снова общекатурена, крыша перекрашена, ограда переделана, новые материалы на перестройку, как то бутовый камень, кирпич, листовое железо, употреблены из разбираемой крепости, купленной купцом Ильей Ивановичем Ивановским на его счет, он же находился и попечителем при работах церковных» (113). Таким образом, обеспеченные прихожане становились благотворителями.

Достаточно известными жертвователями было семейство Фамильцевых, которые были прихожанами Одигитриевскогохрама. Церковь передает христианам евангельское представление о богатстве.Имущество, деньги, богатство даются человеку во временное владение Богом, и этим богатством надо распоряжаться во благо и с пользой для своей души. Зиновий Фамильцев завещал Одигитриевской церкви очень крупную сумму – 4500 рублей. Зиновий формально не был купцом, статуса кузнецкого мещанина вполне хватало для местной торговли. Готовясь перейти в жизнь вечную,он в завещании, находясь далеко за пределами Кузнецка, не забыл малую Родину и свой Одигитриевский храм.

16 августа 1868 г. священник Градо-Кузнецкой Одигитриевской церкви Евгений Тюменцев получил 4356 р. 81 коп. в Кузнецком окружном казначействе, снятых с депозита Кузнецкого окружного полицейского управления. Сумма в 143 р. 19 к. былаудержанав качестве налога при засвидетельствовании духовного завещания (114). Деньги были переведены по решению Канского окружного суда Енисейской губернии по духовному завещанию умершего кузнецкого мещанина З. Фамильцева. Из завещания следовало, что деньги должны быть потрачены на благоукрашение Одигитриевской церкви и на содержание причта (115). В пользу причта из этой суммы – 2500 р., но не выдачей наличными, а через банковскийпроцент (116). Об этом было донесено 2 сентября 1868 г. благочинному протоиереюПавлуСтабниковуи 19 ноября–благочинному иерею Гавриилу Малышеву.

Гораздо меньшую сумму кузнецким церквям пожертвовала И. В. Фамильцева, но завещанные 300 р. делили достаточно долго между Спасо-Преображенским собором и Одигитриевским храмом.Инициатором тяжбы был священник Е. Тюменцев. 26 июня 1868 г.в ТДК фиксируется его рапорт. Приведем документ. «Две копии с духовного завещания Канской купчихи вдовы Ирины Ивановны Фамильцевой препровождено к благочинному протоиерею Павлу Стабникову. Из указа Томской Духовной Консистории от 5 февраля 1868 г. за № 663, видно, что ею, среди прочих церквей, триста рублей серебром завещано и в Кузнецкую; Томская же Духовная Консистория вышеозначенным указом сделала распоряжение о поступлении … в Кузнецкую Соборную церковь. Но эти триста рублей должны поступить в Кузнецкую Одигитриевскую церковь, а не в Кузнецкую Соборную, потому что я 7 ноября 1866 г. посылал страховое письмо означенной купчихи Ирине Фамильцевой с деверем ея кузнецким мещанином Петром Фамильцевым и просил их пожертвования на необходимые поправки…» (117).

По горячим следам Е.Тюменцев не сумел добиться «правды» и вытребовать причитающиеся средства с соседнего прихода. Началась продолжительная борьба, Евгений Тюменцев постоянно писал начальству, например рапорт, рассмотренный ТДК в августе 1876 г. за № 3169/818 (118).

Спасо-Преображенский собор отдавать деньги не желал, а благочинный Захарий Кротков даже и думать не хотел о половинном дележе средств. Например, 25 мая 1872 г. З. Кротков пишет в ТДК рапорт, в котором подвергает острой критике позицию иерея Тюменцева (119).Е.Тюменцев, проявив самообладание и настойчивость, добился, с его точки зрения, принятия правильного решения. Половина завещанной суммы Зинаиды Фамильцевой была передана Одигитриевскому храму. Эта история через призму творчества писателя Ф.Достоевского достаточно подробно изложена в «Загадках провинции» (120). Нам же важно было показать, что весьма обеспеченные прихожане были готовы тратить значительные средства исходя из православного мировоззрения.

Приход в конце ХIХ – начале ХХ веков. Градо-Кузнецкой Одигитриевской церкви к 1880-м годампричта по штату было положено священник и псаломщик.Сенокосной земли отведено 15 десятин, на которую имелся план, выданный 14 декабря 1864 г. Барнаульским горным правлением. Всего пожертвований на 1878 г.,включая капитал положенных в банк под проценты, 4500 рублей (121).

В 1878 г.приход состоял всего из 1299 прихожан, проживавших в 153 ¾ дв. Городских прихожан было 496, 54 дворов, из которых 14 статских, 21 духовных, 432 мещан включая купцов, 15 крестьян.

Сельских прихожан в пяти деревнях числилось 803, проживавших в 93 ¾ дв. В деревне Феськовой 214 заводских крестьян, 39 ¼ дв. В деревне Воробьевой 125 прихожан  в 16 дв., из них 113 крестьян в 15 ¾  дв., 12 инородцев в 1 дв. В деревне Пучеглазовой 130 прихожан в 17 ¼ дв., из них 106 крестьян в 14 дв. и 24 инородца в 3 ¼ дв. В деревне Горбуновой 109 крестьян в 12 ½  дв. В деревне Абинской 127 прихожан в 16 дв., из них 9 крестьян в 1 ½  дв., 7 мещан в 1 ½ дв. и 109 инородцев в 14 дв. (122).

На 1883 г. всего1388 прихожан, 167 ¼ дв. Городских прихожан было 500, проживавших в 56 ¼ дв. По сословному происхождению они делились следующим образом: 16духовных, 22 статских, 17 военных, 436 мещан включая купцов, 6 крестьян, 3 инородца. Сельских прихожан в пяти деревнях было 858, проживавших в 111 дв. (123).

В 1880-е гг.состав причта, как известно, сокращается до двух должностей – священник и псаломщик.Из сведений за

1886 г, собранных священником Евгением Тюменцевым, следует, что новых построенных и освященных церквей: деревянных 1 и вновь строящихся церквей 1.Денежного сбора:кружечного 385 р.12 к., кошелькового 267 р., свечного 360 р., на призрение бедных духовного звания 291 р.24 к.Значительных пожертвований не было, а с мелкими собрано 420 р.

Из чрезвычайных событий –похищено два Св.Антиминса: один из Собора, второй из градской Успенской кладбищенской церкви.Святотатство совершил кузнецкий мещанин Василий Севергин.Производилось судебное следствие (124).

Сельских школ по гражданскому ведомству 4, учащихся –87 мальчиков и 32 девочки. Церковно-приходских школ 1, учащихся –4 мальчика и 2 девочки.Значительных библиотек при церквах благочиния нет (125).

Из архивных материалов за 1887 г. известно, что самостоятельная церковь города Кузнецка во Имя Пресвятой Богородицы Одигитрииутварью достаточна. Священнических облачений 18, подрясников 9, епитрахилей 18, набедренников 4, поясов 11, поручей 11, стихарей 11, орарей 8, потиров с принадлежностями 3, сереброзлощенных напрестольных Евангелий 6 (126).В 1892 г. священнических облачений находилось: риз 18, подрясников 10, стихарей 18, набедренников 4, поясов 12, стихарей 11, орарей 8, потиров с принадлежностями 3, серебряные позолоченных напрестольных Евангелий 6 (4 больших и 2 малых), крестов 5 (2 больших и3 малых серебро-золощенные) (127).

В 1887 г. приход состоял из 1339 человек. В этом году у исповеди и Св. Причастии было 148 м. п., 233 ж. п. На исповеди отсутствовали: по малолетству 98 м. п., 86 ж. п.; по нерадению 413 м. п., 365 ж. п. (128).В 1892 г. приход включал всего 1747 прихожан, 209 ¼ дв., из которых непосредственно в Кузнецке проживало 588, в 66 дв. Социальный состав городских прихожан: 10 духовных, 18 статских, 47 военных, 31 купеческого звания, 477 мещан и 5 инородцев. В 1892 г. на исповеди и причастии было 268 м. п., 345 ж. п., не было по малолетству 115 м. п., 142 ж. п., по отлучкам 1 м. п., по нерадению 453 м. п., 423 ж. п. (129). Выходило, что по «нерадению» на исповеди и причастии не было 871 человек (49, 85 %), т. е. половина всех прихожан.

В 1892 г. пахотной и сенокосной земли имелось 86 десятин. 15 десятинами сенокосной земли непосредственно пользовался причт, а пашенную землю на определённых условиях обрабатывали прихожане. На содержание причта постоянное жалование не определялось. Причт от деревенских прихожан получал ругу: священник около 200 пудов ржаного хлеба, псаломщик – около 80 пудов (130).

Настоятелем Одигитриевскогохрама в 1893 г. уже был В. Т. Минералов. Особый вклад в развитие духовной жизни и образования на юге Кузбасса внёс священник Виссарион Тихонович Минералов. Виссарион родился в семье священника в 1866 г. Влияние его отца Тихона Минералова было определяющим и Виссарион поступил в Томскую духовную семинарию. Обладая живым, подвижным характером, у него не хватало времени на учебу. Тобольскую Духовную семинарию он окончил по второму разряду, но был определён в штат Спасо-Преображенского собора. На выпускном курсе он с жадностью набросился на изучение семинарских предметов, но предыдущие невысокие оценки не позволили получить ему аттестат более высокого разряда. Несмотря на аттестат второго разряда, он назначается штатным учителем «Закона Божия» в Кузнецкое приходское училище. Его вводят членом в Кузнецкое отделение Томского епархиального училищного совета.В 90-е годы XIХ в. Виссарион Тихонович исполнял должность духовника четырнадцатого благочиния. В 1893 г. его перемещают на открытую вакансию настоятеля Одигитриевской церкви. В начале XХ в. отец Виссарион неоднократно утверждался в должности благочинного.

Томский епископ Макарий очень высоко ценил отца Виссариона, в 1904 г. определив его в «более престижный» Спасо-Преображенский собор. В. Т. Минералов принимает активное участие в работе местного Попечительства о народной трезвости с момента его образования в 1902 г. С согласия епископа Макария в 1904 г. он становится членом Попечительства о детских приютах, учрежденных императрицей Марией Федоровной.

В. Т. Минералов достаточно консервативно относился к политическим изменениям. В 1912–1914 гг. он состоял членом Кузнецкого уездного училищного совета и Комитета по оказанию помощи семьям лиц, призванных на войну в 1914 г. В условиях Первой Мировой войны священники юга Кузбасса стали активно участвовать в различных совещаниях и организациях, которые помогали фронту.

Служение В. Т. Минералова было неоднократно отмечено благодарностями и наградами: набедренником в 1891 г., камилавкой в 1900 г., протоиерей с 1905 г., Серебряной медалью в память царствования Александра III и Николая II, Золотымнаперсным крестом в 1904 г., орденом Св. Анны III-ей степени в 1913 г.Отец Виссарион в 1919 г. сумел вовремя покинуть пределы юга Кузбасса и не стать жертвой революционного террора периода Гражданской войны. Умер Виссарион Тихонович Минералов в 1932 г.

Для юга Кузбасса большое значение имеет деятельностьиерея Николая Никифоровича Рудичева, которыйв 1906 г. становится настоятелем Одигитриевского храма. Николай родился 6 мая 1863 г. в семье представителя духовенства. В июне 1888 г. он окончил полный курс Полтавской духовной семинарии и служил в Полтавской епархии. Начинал Н. Н. Рудичев как псаломщик, затем рукоположен в иерея, был активным членом Свято-Макариевского братства и преподавал в школах «Закон Божий».

В 1898 г. по собственному прошению отца Николая переводят в Томскую епархию и направляют на служение в Спасо-Преображенский собор Кузнецка на вакантное место священника. Его включают в состав экзаменационной комиссии для священноцерковнослужителей. Отец Николай Рудичев преподаёт «Закон Божий», с 1894 по 1899 гг. он курирует церковно-приходскую школу при Спасо-Преображенском соборе. Николай Никифорович активно помогает женскому училищу, являясь председателем Кузнецкого отделения Епархиального училищного совета.

Постепенно городская жизнь Кузнецка начинает тяготить отца Николая и он просит перевода в деревню, чтобы быть ближе к простой крестьянской жизни. С 1898 по 1901 гг. по прошению его направляют в село Красноярское к церкви Илии Пророка, где он поднимает на высокий уровень преподавание в народном училище. Затем отца Николая опять направляют в Кузнецк. Он числится при Спасо-Преображенском соборе, а в 1904 г. – в Одигитриевской церкви, является преподавателем в мужском и женском приходских училищах и высшем начальном училище. Николаю Никифоровичу Рудичеву доверяют должность духовника Кузнецкого благочиния в 1904–1915 гг. и благочинного в 1908–1909 гг.

В 1902 г. Н. Н. Рудичев овдовел и этим обстоятельством впоследствии воспользовались его недоброжелатели – они отправили на него донос в ТДК, обвинив его в грехе сожительства. Это серьезное духовное преступление для мирян, а для священника грозило наказанием попасть под запретслужения, быть выведенным заштат и полной потерей средств к существованию. До выяснения обстоятельств дела отец Николай был временно отстранен от священнических обязанностей и был опечален тем, что не смог провести службу на Рождество 1909 г. Все ложные обвинения были сняты с формулировкой «за недоказанностью». Иерей Николай оказался отличным семьянином, воспитав трёх дочерей. Девочки получили классическое гимназическое образование, а старшая дочь Надежда закончила знаменитые Высшие бестужевские курсы, которые были известны на всю Россию. Получив престижное образование, Надежда Николаевна вернулась в родной Кузнецк. Она учительствовала, принимала участие в благотворительных организациях и мероприятиях при «общественном собрании» и народном доме.

Деятельность иерея Н. Рудичева была отмечена наградами: Серебряная медаль в память царствования Александра III, серебряная медаль в память 25-летия церковно-приходских школ, серебряная медаль в память 300-летнего царствования дома Романовых.

Наступил декабрь 1919 г., трагический для жителей Кузнецка. «Революционный суд» роговцев коснулся практически всех, особенно в отношении купцов, интеллигенции, священнослужителей. Отец Николай, вызванный в логово Рогова на допрос, был отпущен при активном заступничестве прихожан Одигитриевской церкви, где он был настоятелем. Возвращающийся после допроса священник был зарублен у ворот своего собственного дома встретившейся группой пьяных бандитов. Отцу Николаю в 1919 г. было всего 56 лет, он мог ещё многое сделать, можно утверждать, что отец Николай принял мученическую смерть за Христа.

После роговской вакханалии и установления советской власти, Одигитриевская церковь специально не восстанавливалась, а в 1929 г. кирпичам «сибирского барокко» было найдено более эффективное применение – их перевезли на строительство Кузнецкого металлургического комбината. Церковные, освященные кирпичи легли в основу промышленного прозводства Новокузнецка.В постсоветское времяпервенец социалистической пятилетки отдал свой запоздалый долг, возведя часовню в честь иконы Божией Матери Взыскание погибших на площади Побед.

Подведем итоги. Каменное здание храма Одигитриевской иконы Божией Матери являлось уникальным памятником архитектуры в стиле «сибирского барокко». Церковь Одигитриевской иконы Божией Матери – второй по значению храм в религиозной жизни Кузнецка и Кузнецкой земли.

Потеря этого памятника архитектуры нанесла непоправимый урон культуре Новокузнецка и всего Кузбасса. Священники храма оказали значительное влияние на религиозную и культурную жизнь Кузнецка.

Храм к середине ХIХ века полностью реализует культурно-духовные запросы прихожан уездного городка и его округи. Следует отметить такую негативную тенденцию, как большой процент православных, которые нерадиво относились к церковной жизни, половина прихожан ежегодно не исповедовалась и не причащалась Христовых Тайн. С одной стороны, «так было принято», стало нормой поведения большей части городских и сельских обывателей на рубежеXIX–XX веков. С другой стороны, в резком снижении уровня религиозной активности прихожан Одигитриевского храма, Кузнецка, Томской и других епархий следует искать одну из предп