Томск (1965-1975)

С июня 1965 года отец Александр — клирик Петропавловской церкви города Томска. С 1968 года храму был присвоен статус собора.

На протяжении полувека Петропавловский собор вместе с Троицкой церковью были единственными действующими храмами в Томске. За сто лет своего существования храм претерпел немало: войны, гонения в советский период и даже пожар.

Сегодня Петропавловский собор — это целый комплекс, в котором есть крестильный храм, административные и служебные помещения, воскресная школа, церковная библиотека, гараж и автомастерская. Он по-прежнему остается самым большим и величественным храмом епархии, великолепно сохранившимся, практически не пострадавшим от каких-либо переделок или перестроек, дважды принимавшим под свои своды Первоиерарха Русской Православной Церкви.

Официальный сайт Петропавловского собора города Томска

Петропавловский собор г. ТомскаА в 1965 году настоятелем и благочинным Петропавловской церкви был архимандрит Роман (Жеребцов), дядя матушки Нины, супруги отца Александра. Храм каменный, большой, построенный в начале двадцатого века. В храме стояли большие круглые печи. Отец Роман был очень трудолюбивым и деятельным. Он заботился о благолепии храма. Просил разрешения провести центральное отопление в храм, чтобы не топить печи. Не разрешили (наступили времена воинствующего атеизма). Тогда сделали местное отопление. Печи разобрали, и тепло в храм шло по трубам из местной кочегарки. Храм не был расписан. Стены мыли, красили; полы красили, крышу тоже красили. Потом крышу покрыли оцинкованным железом, чтобы не красить.

В 1968 году отца Романа перевели на другой приход, а настоятелем собора и благочинным с июня 1968 года стал отец Александр. Он так же усердно продолжал труды по благоукрашению собора, как и отец Роман.

Чтобы заменить в куполе подгнившие оконные рамы, поставили леса. Купол высокий, окна большие с тяжёлыми рамами. Работа предстояла трудная.

Пока леса стояли, решили этим воспользоваться и начали роспись храма с купола. Купол расписывал священник Андрей Бурдин, профессиональный художник, расписавший уже до этого Спасский собор в городе Минусинске Красноярского края.

В куполе им была написана Святая Троица, а в Иконостас Петропавловского собора г. Томскапромежутках между окон — Матерь Божия и Архангелы. Ниже, на парусах — евангелисты. Когда заменили все рамы и разобрали леса, все были поражены красотой — действительно, погляди наверх, и увидишь, как небо отверсто: Сам Господь Бог, Матерь Божия и Архангелы. Так постепенно стали расписывать собор. Потом были и другие художники, но не такие искусные мастера, как отец Андрей Бурдин.

В Томске имелось два храма, а в области всего три. И в соседних областях было не больше церквей — власти вели соревнования по закрытию и уменьшению их количества. Новую церковь в те годы открыть практически никому не удавалось — Совет по делам религии в Москве не регистрировал. Требовались согласование на всех уровнях, предоставление огромного количества документов. Находили тысячи причин для отказа в праве верующим объединиться и зарегистрировать новую православную общину.

Везде храмы закрывали, а в Новосибирской Епархии (куда входила и Томская область) ремонтировали, расписывали и даже строили новые. Великая милость Божия!

В 1974 году, в период, когда отец Александр был благочинным Томского благочиния, ему удалось открыть приход в г. Асино. Уполномоченный Томска Добрынин был из Асино. Священники ему объяснили, что это очень поднимет его авторитет, и что он делом докажет, что в Советском Союзе свобода вероисповедания. А на самом деле ни о какой свободе и речи не было:  Добрынин часто приходил то в один, то в другой храм и проверял крестины: все ли они оформлены при личной подписи обоих родителей детей. В районы давал указания, чтобы там милиционеры вылавливали священников, если те приезжали к больным. Требовал, чтобы врачи давали справки больным, что те не могут ехать в город в церковь, только тогда священник мог приехать к ним домой. Штрафовал за всякие «нарушения закона».

Ревностное служение отца Александра и его Знаменитая сторожка, где жили «семинаристы» «Томской кочегарки»прекрасные проповеди привлекали в храм большое количество людей. В церковь тянулись люди с университетским образованием, преподаватели, работники юстиции. В эти годы прошли через Томск десятки таких людей, ныне почти все митрофорные протоиереи — Николай Бурдин, Николай Рыбчинский, Георгий Персианов, Геннадий Фаст, Петр Гутович и многие другие. На Украине в то время (как и в Белоруссии) почти никого не рукополагали. К отцу Ермогену (Росицкому) в Бийск приезжали из-под Почаева, а он их направлял в Томск, на год, на полгода, пока выучатся и получат сан. Послужат в нашей епархии года три и потом могут уехать к себе домой. Но уезжали далеко не все.  

Когда таких священнослужителей стало не один и не два, а много, томские власти разрешили подключить собор к центральному отоплению, чтобы прикрыть кочегарку, которая готовит кандидатов в священство.

Когда разрешили подключить Петропавловский собор к центральному городскому отоплению, стали ненужными сараи. С южной стороны собора стоял сарай для угля. Отец Александр решил на его месте построить крестильный храм. Вначале крестильное помещение было в комнатке в притворе собора, где было очень тесно. Для крещения выделили комнату в доме, где была бухгалтерия и ризная. Но и это помещение стало тесным. Хотя здесь были окна, и летом их можно было открывать, всё равно было душно. Приготовили кирпич и другие стройматериалы для постройки нового тёплого туалета.

Петропавловский собор г. ТомскаКогда уполномоченный уехал из города в отпуск, за это время убрали угольный сарай и быстро построили крестильный храм (с купелью для полного погружения взрослым). В те годы были в основном долгострои, а тут за месяц построили кирпичный храм в ограде собора. Это было невероятно, но факт — храм стоит и теперь. Местные власти были в шоке. Как докладывать, как объяснить? Скандал.

Приехал Владыка Гедеон, на службе при всём народе сделал выговор отцу Александру за самовольство. В Церкви единоначалие и послушание. Верующие были обескуражены, но против послушания ничего не скажешь. Владыка должен был так поступить.

Как в своё время местные власти потребовали убрать отца Александра из Красноярска (за проповеди), так же потребовали убрать его и из Томска.